Добавить в избранное
Суббота, 16 Дек 2017, 00:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Статья в журнале "Энергия промышленного роста", "Поставщик Белокаменной", № 3 [14] Ма | Регистрация | Вход
Меню сайта
Наш опрос
Как Вы оцениваете состояние дорог в Старице?
Всего ответов: 909
Статистика
Форма входа
Реклама
Компьютерная помощь в Старице
Выезд и диагностика бесплатно. Гарантия.
8(920)191-92-91
Случайное фото

Поставщик Белокаменной

Сначала Старица снабдила Москву первым в истории России Патриархом — Иовом, а теперь поставляет в столицу белый камень, который используется при реставрации — в том числе и Кремля

 Федор Жердев
Фото Александра Забрина

 В маленьком — население меньше девяти тысяч человек — городе Старица сразу видно, чего стоят стенания про "нефтяное проклятие", которое будто бы преследует Россию последние годы, и что бывает, когда это "проклятие" перестает действовать — то есть когда мировые цены на нефть падают. Так вот, к каждой центральной усадьбе каждого же из 34 местных колхозов ведет асфальтовая дорога. Годы постройки — конец семидесятых — восьмидесятые, те самые, когда случилось "проклятие номер раз". Через Волгу (она здесь никак не тянет на статус главной русской реки — метров сто в ширину) в Старице перекинут мост. Годы постройки — те же, что и у дорог.

А вот с газом в период прошлого "проклятия" сложилось хуже — при Советах удалось газифицировать лишь сам город и примерно треть сел. Сейчас, говорит глава района Сергей Журавлев, работа продолжилась — помогает программа "Газпрома". Через три года газификация района должна завершиться полностью. И тогда — строит планы местный "латифундист", владелец пяти тысяч гектаров Николай Кожевников — можно будет говорить о привлечении на село молодежи. "Пока же это чистой воды треп. И никакое строительство жилья для молодых специалистов на деньги нацпроекта нынешнего положения изменить не может. Ну построят дом агроному. А зарплату он будет получать в лучшем случае пять тысяч. И зачем ему будет этот дом? Вы своему ребенку такой судьбы пожелаете?" — спрашивает Кожевников.

Предприниматель Николай Кожевников: "Мы скупали земли не для спекуляций, а для того, чтобы их обрабатывать


 Сельским хозяйством Кожевников начал заниматься давно. В Казахстане, где он жил до распада Союза, ему удалось создать целую агропромышленную империю. Но крупный русский бизнес в республике в начале девяностых, мягко говоря, не приветствовался, и Кожевников вынужден был искать другое место для применения своих способностей. "В Казахстане мы работали по зерну. А здесь решили заняться переработкой молока — хорошая пшеница в России растет на юге, а туда пробиться таким чужакам, как мы, было сложно. Поэтому и решили купить сырные заводы. А по ним Тверская область всегда была в лидерах". Однако тут выяснилось, что качественного сырья для сырных заводов становилось все меньше — колхозные стада шли под нож. И тогда Кожевников волей-неволей задумался о покупке земли под пастбища. "Первый колхоз, "Искра", мы купили в 2001-м. Трудно, но договорились с крестьянами о покупке их паев. Тут помогла районная администрация — они выступили гарантами того, что мы скупаем земли не для спекуляций, а для того, чтобы их обрабатывать. Мы обязались сохранить все те, пусть смешные, льготы, которые у колхозников еще остались: бесплатно трактором вскопать приусадебный участок, прислать картофелекопалку, лес на дрова дать. Я даже свой джип на свадьбы даю". Скупив земли одного колхоза, Кожевников построил там новую ферму — старая совсем развалилась, завез из Голландии двести племенных коров. Оттуда же привез новую технологию. "Все, что рассказывают в наших сельхозвузах о животноводстве, это полный бред. Технологии содержания крупного рогатого скота, заготовки кормов, проекты ферм — это просто дикость, вредительство, — возмущается Кожевников. — С ними не то что не заработаешь, но еще и животных сделаешь больными". Применение голландских новаций дало результат: вместо привычных для района 2,5 тысяч литров в год искровская корова стала давать вдвое больше. Крестьяне поверили новому хозяину — Кожевников купил земли еще двух колхозов. "Недавно попросились еще из одного хозяйства. Я их земли купил. Но больше пока не планирую. Просто потому, что молоком заниматься в России невыгодно. За литр молока дают 6,5-7,5 рубля. Мне за мои пятитысячные удои область приплачивает в виде дотаций полтора рубля за литр. В результате я выхожу на голую себестоимость. На развитие никаких денег нет. Поэтому вынужден заниматься еще свиноводством и немножко картошкой. А кредиты по нацпроекту для села как мертвому припарки. Мы купили на них два молоковоза — и все, на ближайшие пять лет наш лимит исчерпан. И это для нас, крупного хозяйства, что уж говорить о бедных!" Кстати, о масштабе катастрофы, случившейся с селом в постсоветские годы, говорит всего одна цифра. Средняя зарплата в действительно благополучном и развивающемся агрохолдинге Кожевникова — 2 774 рубля.

А сырные заводы, с которых все начиналось, Кожевников продал — "сейчас они могут развиваться лишь в составе крупного холдинга и только при налаженных связях с торговыми сетями. Это не мой бизнес".


Дорогая плесень

Новым владельцем "Старицкого сыра" стала компания "Юнимилк", которая серьезно вложилась в модернизацию производства: за последнее время здесь заменили больше половины оборудования. "Мы сейчас входим в десятку сыродельных заводов по всей России, — рассказывает исполнительный директор предприятия Николай Юшин. — Объемы у нас уверенно растут: в 2005 году сделали 35 тысяч тонн сыра, в нынешнем планируем уже 50 тысяч. Мы могли бы делать и больше, но мешают две проблемы: не хватает молока, его иногда завозим даже из Белоруссии, и импорт. Сейчас в Россию ежегодно ввозится 500 тысяч импортных сыров из стран, где сельское хозяйство обильно дотируется. Это скрытый демпинг".

Впрочем, весь импортный сыр старичане вытеснить не грозятся, даже если повысят пошлины на зарубежную продукцию. "Мы не умеем делать, например, сыры с плесенью. Научиться не проблема, но конкурировать с Голландией или Францией, где такие сыры делают уже столетия, смогли создать всемирно известные бренды, у нас вряд ли получится".

"Старицкий сыр" уже пять лет сотрудничает с торговыми сетями — "Ашан", "Метро", "Рамстор". Именно требования сетей подтолкнули предприятие к очередной модернизации. "Мы сейчас будем делать все больше фасованного сыра. Так маржа больше, да и покупают фасованный сыр охотнее", — говорит Юшин. "Кстати, — добавляет он, — не верьте в распространенное в России заблуждение, что хороший сыр должен быть желтым, а белый, мол, плохой. Все проще: желтые сыры делают из летнего молока, а белые получаются из зимнего. Вот и вся разница".


От космоса до каменоломни

Еще один традиционный для Старицы промысел — заготовка известняка и щебня. Этим здесь занимается небольшая компания с немудрящим, но правдивым названием "Ресурс". Щебенка идет на строительство дорог. А крупные блоки, которые добывают в карьере на берегу Волги, распиливают на части и делают из них декоративные элементы для реставраторов. "Наш камень использовался и при реставрации Царицынского дворца в Москве, и при восстановлении Красного крыльца в Кремле, и при ремонте церкви в селе Турчино — это там, откуда Путины в Ленинград перебрались", — говорит директор "Ресурса" Сергей Мусатов. Раньше предприятие также выпускало известковую муку — почвы в Нечерноземье в основном кислые, и их регулярно нужно раскислять. "Но последние два года мы муку не производим: у колхозов денег нет, а дотацию область перестала выдавать".
  Сейчас на "Ресурсе" могут сделать любую белокаменную деталь, кроме балясины. Но скоро этот недостаток будет устранен. "Мы заказали станок в Китае. Но у них был Новый год, и они ушли на две недели в загул. Почему в Китае заказали? Потому что наши таких не делают, а итальянский стоит 30 тысяч евро против 8 тысяч долларов у китайцев", — поясняет Мусатов. Китайские станки — основа для развития другого местного предприятия, завода "Техмаш", где гендиректором Михаил Моряков. Это предприятие возникло с нуля. "Я двадцать пять лет проработал главным инженером на местном Электротехническом заводе. Туда, постепенно скупив акции, в девяностые пришел новый собственник. Его главная цель формулировалась просто — выжать предприятие досуха. Я не стал ждать, когда завод разорится, и решил создать свой", — рассказывает Моряков. Выкупил кирпичную коробку у разорившегося РСУ, которое занималось раньше мелиорацией, приобрел один токарный станок. Заказы находил благодаря старым связям. "В первый год работы заработали один миллион рублей. В прошлом, спустя пять лет, уже 25 миллионов. В нынешнем выйдем на 45 миллионов", — уверен Моряков. Сейчас к тому первому токарному станку докупили обрабатывающие центры тайваньского и китайского производства. "Они дешевые и вполне современные. Пытались закупить станки в Кимрах. Ждали четыре месяца. Станок пришел — так мы его за год дважды ремонтировали. А китайский привезли за два месяца, и работает он нормально", — раскрывает секрет успеха китайцев Моряков.

На "Техмаше" стараются не отказываться ни от каких заказов. Здесь делают литые корпуса для промышленных вентиляторов и детали, которые используются в космических аппаратах и на АЭС. Сейчас на заводе работают 90 человек. Средняя зарплата вдвое выше средней по городу — 10-14 тысяч рублей. "Главная наша проблема, — говорит Моряков, — не отсутствие заказов, с ними-то как раз все в порядке, а кадры. Приходится обучать людей с нуля. Да и наша география — между Питером, Москвой и Тверью — сказывается. Мегаполисы оттягивают людей со страшной силой".


Первый замглавы администрации Старицкого района Анатолий Тяпкин: "С демографией дела чуть-чуть поправляются"


Как удержать людей — это головная боль и местных властей. "Мы в прошлом году отремонтировали и оснастили оборудованием четыре кабинета для врачей общей практики на селе. Спасибо нацпроекту, они получают по 30 тысяч рублей — их наши крестьяне считают за миллионеров. Правда, на одного врача приходится тысяча-тысяча двести человек, — говорит глава района Сергей Журавлев. — А вот с другими специалистами, с молодежью тяжелее. Сейчас мы строим при поддержке "Единой России" ледовый комплекс. Это хорошо. Но одним им мы молодежь здесь не удержим. Нужно жилье, а оно очень дорого. Недавно построили пристройку к пятиэтажке на 23 квартиры. Метр там стоит 22 тысячи рублей. Для нас это совершенно неподъемно". Впрочем, индивидуальное жилье в районе возводится. За прошлый год здесь построили около ста домов. "Да и с демографией, — говорит первый заместитель главы районной администрации Анатолий Тяпкин, — дела чуть-чуть поправляются. В 2005-м у нас было 98 первоклашек, а в прошлом сентябре их пришло в школы уже 163".

Хостинг от uCozПри копировании материалов, ссылка на сайт Старица обязательна